Марк Рашид. Конспект. Часть 1.

Ох, приготовтесь, друзья, далее «пост — много букв»! Очень и очень много букв, поэтому будет разбит на несколько частей. Итак, часть № 1.

Так получилось, что кроме родного Брэнко, у меня на постоянном сейчас попечении еще несколько лошадей. Ну надо же как-то тянуть своего Коня, вот и берейторствую по-тихоньку. Специализация — хобби-класс. Спортивным премудростям я не обучена, да, и не имею нужды. Быстрее, выше, сильнее — это бизнесс, то — не для меня. Несколько лошадей — это столько же характеров, замечу, совершенно разных характеров. Вы понимаете, о чём я. И с каждой такой коне-личностью нужно сработаться и, по возможности, наладить товарищские отношения. О дружбе даже и речи не веду, её хотя бы со Своим заиметь. Я люблю каждую лошадь, с которой работаю, но они иногда, как и люди выводят из себя. Надеюсь, я не единственный такой монстр.

Выводят из себя … вот именно, я раздражаюсь, не хватает терпения. И это главная проблема, с которой я столкнулась в последнее время, когда количество подопечных увеличилось с одной до плюс трёх, включая Малыша. Признаюсь, я даже стала понимать тех, кто занимается «бизнессом», нет, не принимать их действия, а понимать «откуда ноги растут» в их воспитательных методах. Я не тырю лошадей с ноги (чуть не соврала: пару раз по-конски лягнула Брэнко с ноги — было чертовски больно, но ещё более — стыдно, второе — несравнимо хуже), не вваливаю хлыстом, но могу весьма неприятно одёрнуть поводом или приложить рукой, иногда мне от этого больнее, чем им (назовём это Вселенской справедливостью). Ясно одно, что удовольствия от насильственных методов никто из нас не испытывает. Можете назвать меня каким-нибудь обидным словом после такого признания, но лицемерить я не хочу. Всё чего я хочу — это общаться с лошадьми на равных, а это значит в моём мире, что я не хочу грубить им без причины, но и «в попу дуть» я тоже не стану (пускай, это и прозвучит грубо). Такие у меня понятия о равности, будь то люди, лошади или хомяки.

Вернувшись к моим тараканам, голову мне бы подлечить, скажете Вы, ведь совершенно очевидно, что унять свою раздражительность в общении как с лошадьми, так и с людьми можно только благодаря взаимопониманию. Этому меня никто никогда не учил. Однако, закономерно возникает вопрос, почему лошадь должна стремиться понимать меня, если я не иду ей на встречу?

Поиск ответа на этот вопрос привёл меня к «большому глубокому вдоху». Его я начаю делать, когда на мой взгляд лошадь проявляет неповиновение. Времени на «вдох» как раз хватает, чтобы понять, что ошибка не обязательно в действиях лошади, а чаще всего — в моих. Не буду утверждать, что у меня раскрылись чакры, и я стала идеальным партнёром для любой лошади. До этого мне как до звезды … но я точно, стала не так скора на руку, как в «юности». Но этого категорически мало!

Раз не хватает «вдоха» и собственного опыта в понимании лошадей, нужно искать помощи. Как историограф по образованию я стала исктать помощи в литературе. Взаимоотношениям лошади и человека много тысяч лет, а, значит, нашёлся не один человек, который описал бы их. Только выбирай, чья практика и работа тебе ближе. Конечно, тут есть трудности перевода, поэтому список литературы резко сузился к переведённому.

Так кто и что же поможет мне? Начала активно искать в Интернете на конных и околоконных сайтах, сравнивать, что предлагают мои опытные коллеги. Нашла несколько книг из разряда «необходимо прочитать», которые были в списках почти у всех конников, будь то нх-ашники, спортсмены и просто любители.

Одной из таких книг стал труд Марка Рашида (Mark Rashid) «Размышления о лошади: рассказы о решенных проблемах и полученных уроках». В аннотации к книге сказано: «Марк Рашид — один из наиболее именитых последователей так называемой «мягкой школы». Он выступает за интеллектуальные отношения с лошадью. В возрасте десяти лет он познакомился с мастером, который научил его работать с лошадью не против ее воли, а прислушиваясь к тому, что животное пытается сказать своим поведением».

Согласитесь, вкусная аннотация, особенно для жаждущих и ищущих. Плюс — приятное оформление для тех, кто не любит читать «заумные книги», т.е. сделана в виде захватывающих удобоваримых рассказов. Прочитала, обвела карандашиком всё, что необходимо запомнить и использовать. Замечу, эту бы книгу почитать и тем, кто просто любит животных, пусть даже и на расстоянии.

6255Так как сайт мой ведется с большего для меня и Брэнко, я не постесняюсь сделать в нём много букв и записать короткий (на сколько это возможно) конспект книги Марка Рашида из нескольких частей, опустив истории из жизни этого ковбоя и оставив только ту информацию, которую я хочу не просто знать, но и использовать в своей работе.

Забегая вперёд, скажу с уверенностью, что даже одного прочтения этой книги хватило, чтобы переосмыслить и в разы улучшить мои отношения с Брэнко, а также моей немногочисленной Ко непарнокопытных.

Итак, если Вам всё ещё интересно, а возможности прочитать эту книгу целиком нет, устраивайтесь поудобнее и читайте мой конспект.

Часть 1. Чувство лошади. Глава 1. Лошадиная точка зрения.

Это было откровение. (…) Если я напуган, и кто-то пытаетсяменя поймать, я буду спасаться бегством.

(…) я начал развивать практическое умение тренировать лошадей, рассматривая ситуацию с их точки зрения. (…) Я начал осознавать, что, если я хочу научиться чему-то, я должен сделать две вещи. Первое — узнать как можно больше о лошадях как о животных. А второе — пропустить через свои руки как можно больше лошадей.

Понимаю Марка Рашида в этом. Когда я работала только с одной лошадью, то казалась, что это так легко и понятно, но когда их количество увеличилось даже до двух, у меня в голове возник когнитивный диссонанс.

(…) многие людт считают, что лошади не особо умны и не способны воспринимать разумные аргументы. (…) Я видел лошадей, которые умели открывать ворота. Лошадей, которые надувались, предвидя, что сейчас будет туго затянута подпруга, а когда всадник садился в седло, сдувались. (…) Когда люди сталкиваются с подобным поведением, они думают, что лошади рождены для того, чтобы создавать трудности, только потому что те делают нечто неправильное и нежелательное с человеческой точки зрения. Однако я понял одно — лошади не такие, как люди. Они думают и учатся иначе. Мы создаем проблему, когда пытаемся заставить их думать и чувствовать как мы. Люди часто забывают о том, что любая лошадь рождается лишь лошадью. Она не знает, что её одомашнили и приручили. Она рождается диким животным, живущим исключительно за счёт своих инстинктов, среди которых главным является инстинкт выживания. Он заставляет лошадь убегать от любого источника страха, и пока лошадь разберется, что к чему, её пугает буквально всё. Именно инсткинт выживания формирует характер лошади с момента её рождения до момента её смерти. (…) Мы считаем лошадь глупой и тупой только потому, что она отвечает не так, как мы ожидаем. На самом деле, вероятно, она даёт единственно возможный для неё ответ, который диктует ей инстинкт выживания.

Признаюсь, я часто была склонна к тому, чтобы наказать, заставить «преодалеть» (да-да, именно такой вот термин, подходящий скорее человеку, чем коняшке) свой страх лошадь, которая ни с того, ни  с сего вдруг пугается в знакомых для неё местах, но сейчас я стараюсь отнестись к каждому такому «испугу» спокойнее, лишний раз показать, что никаких «волков там за изгородью» нету, успокоить голосом, почухать. Моя мечта сделать это моим безусловным рефлексом, моей привычкой в работе с лошадью.

Я открыл для себя, что помимо понимания, почему лошадь совершает те или иные действия и реагирует определённым образом, мне необходимо развить в себе безграничное терпение. (…) лошадь не знает времени. (…) лошади, в отличие от нас, не имеют временных ограничений. Им не нужно ходить в магазин, готовить еду, стирать белье и чинить машину (…). Иными словами, они могут целый день постигать то, чему мы пытаемся их обучить. (…) Их нельзя заставить понимать или делать что-то быстрее, потому что мы торопимся. В этом заключается одна из основных причин возникновения проблем. Вторая причина в том, что людям более свойственно стремление к доминированию и запугиванию, нежели готовность общаться с лошадью.

О, Дааа. Терпение-терпение-терпение. И непросто терпение, а безграничное! Дело в том, что у меня нет машины, и очень часто я ограничена расписанием автобусов, которые ходят к нам на конюшню не сильно часто, ну, или мимо проезжающими владельцами других лошадей, расписания которых я подавно не могу знать. Но поработать нужно же всех запланированных на сегодня лошадей! Теперь я предпочитаю не работать, а занимать лошадей. Стараюсь почувствовать тот момент, когда лошадь не готова в данный момент к какому-то упражнению, и закончить тренировку на её любимом и наверняка исполняемом упражнении, т.е., как говорят, на хрошей ноте. К сожалению, я пока далеко не всегда способна понять, где сегодня эта точка прекращения. Пока что всё красиво на словах. К тому же как человек наёмный, я не всегда готова и не всегда могу отказаться от принципа «надо — значит надо». Мне бы найти, как сделать это самое «надо» для каждой лошади интересным, ну или, хотябы, не страшным и не нервным.

Такие дела, могу сколько угодно изливать свою душу о том, как трудно мне работается с лошадьми, но ничего не поменяется, пока терпение в работе с ними не станет моим вторым Я, а понимание их инстинктов — мантрой.

На сегодня хватит. В будущем продолжу время от времени дописывать остальные части конспекта. Так что продолжение следует, впереди целая книга …

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники