Заездка коня, или как Бро перестал быть мустангом.

Zaezdka-web

Ну вот как-то так.

Всё началось через два дня после моего дня рождения -16 октября. Теперь это наш своеобразный день взятия Бастилии. Ещё в те времена, когда я нянчилась с Бро-жеребёнком, многие мне говорили: «Сядешь и поедешь». «Сяду и поеду» — это то, во что верила я. Для меня была кощунственна сама мысль, что моего коня будет заезжать кто-то другой. Во всём, что касается Брэнко, я — единоличница. Он — моя мечта детства, неотъемлемая часть жизни.

Но так получилось, что прошлой зимой со мной случилась неприятность, и с тех пор у меня появилось некоторое беспокойство при слове заездка. Вот что-что, а беспокойство явно не то чувство, которое стоит испытывать при работе с лошадью, не знающей всадника.

В общем, на новом месте в Новосёлках, было принято волевое решение, что первым на моего коня сядет специально обученный человек. У меня есть фотография «первого школьного дня» Бро с его первым усидевшим всадником, но герой пожелал остаться неизвестным, поэтому эта карточка просто останется в семейном архиве.

Красиво изогнутая шея, два притопа, три прихлопа, недобрый взгляд, пару козлов с отрывом максимум на 20 см от земли … И конь пошёл! Вот просто пошёл. На втором занятии наш начкон Вика предложила, чтобы Первый всадник верхом на Бро походил за ней с её Кусь-Кусь. Это была отличная идея! За другой лошадью проще понять команды. Сперва Брэнко выкобенивался слегка, а потом успокоился. Я быстро сбегала за жилетом и шлемом и взгромоздилась на  своего коня.

Нет, не было ни фанфар, ни барабанной дроби, ни салютования почетного караула, просто залезла, как в обычный рядовой день. Только улыбка расползалась до ушей и не сходила до конца дня. Фотография к этой записи была сделана в тот самый день.

На третий раз на конюшне не было никого из людей, поэтому занятие с Бро было нашим первым самостоятельным выходом. К сожалению, некому было снимать это на видео, это моё горе и печаль. Для себя и воспоминаний я сделала пару видео-записей на телефон в стиле «уши идут» (это когда в кадр помещается лишь часть головы лошади, та, на которой у неё уши, и дорога вперёд).

На четвёртый раз мы с Бро поехали в сад. Я уже говорила, что на новой конюшне есть потрясающий яблоневый сад, в котором весной и летом гуляют лошади?! Для меня — это теперь такой промежуточный вариант между плацем и полями. Сад —  почти поля, но он огорожен, получается,  что это своеобразный плац.

На пятый раз мы снова поехали в сад и попробовали нашу маленькую коротенькую рысь.

На шестой раз Бро покатал меня галопом. Сразу оговорюсь, я не просила. В тот день он был особенно возбуждён и решил показать, что он не тюлень и не тюфяк. Наотрез отказывался уходить в сад и трижды возвращал меня галопом к дому. Пришлось слезть и пойти в глубь сада в поводу. Там я уже вновь залезла и мы продолжили занятие.

Заезжали Бро на кавессоне, через пару дней я купила сайд-пулл (такой простой рабочий вариант, потом закажу охо-хо какой-нибудь, если у нас получится с таким средством управления).

Первые разы ничего, кроме остановок, особо не получалось. Я уже начала расстраиваться и сомневаться в себе и в коне. Повороты были похожи на перетягивание ослика. А после этих непроизвольных не останавливаемых галопов домой я совсем расстроилась. Умом я, конечно, понимаю,что он ещё маленький и только-только учится, но мне же нужно всё и сразу. Когда появляется это чувство необходимо обязательно слезть на землю.

Вчера посвятили всё верховое время исключительно работе на плацу: остановки, повороты. Сегодня снова ездили в сад. Грунт на плацу подморозило, и хоть я честно ждала часа полтора-два, когда он подтает, Брэнко всё-равно всячески на корде показывал, что ему неприятно двигаться. Вышли на приконюшенную территорию, подошли к ящику (учу параллельно посадке с «тумбы», чтобы не напрягать спину во время моего взгромождения). Таким образом, сегодня мы покорили ещё и приконюшенную территорию.

Навернув почётный круг, а скорее овал, вокруг навязанного пони, поехали в сад. И это был кайф! Никакого перетягивания ослика — команды шенкеля на поворотах были услышаны при относительно лёгком натяжении повода. Сегодня, можно сказать с гордостью, конь был сконцентрирован на мне, направлен на сотрудничество. Еще в деннике, когда седлались, он всячески намекал, что сегодня наш день, сделав мне такой передний кранч, которого доселе никогда не делал.

И это был такой кранч до пола, что, наверное, даже соседи услышали, как я горжусь своим конём и какой он у меня умница!

А пока, а пока минут по 20 работы в день под верхом, а то спинка прогибается. Основная работа, как и прежде — с земли.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники